Svadba

Kostov

Svadba

"Я одессит! Я из Одессы! Здрасте!"

"Я одессит! Я из Одессы! Здрасте!"

«Меня часто спрашивают о моих леди:

«Они близнецы?»

Парики – близнецы, отвечаю я».

Серж Задунайский.

 

 

– Сергей, кем Вы мечтали быть в детстве?

– Никем!

– Даже мороженое продавать не мечтали?

– Я заканчивал десятый класс и еще не знал, что именно я хочу делать. Мама кричала: «Холодильный!» Папа кричал: «Водный!» Тогда эти два ВУЗа были самыми престижными в Одессе. Я бы, наверное, подал в какой-нибудь из них документы. Но тут приходит наш военрук и говорит: «Серега, ты не хочешь в военное училище?» Я говорю: «А давай!» Причем, в единственный за всю историю артучилища год, когда конкурс был тринадцать человек на место!

Я поступил, мне понравилось. Я прослужил двадцать четыре года. После окончания меня оставили работать в училище – что было несбыточной мечтой – и я стал командиром курсантских взводов. Я страшно не хотел, я куда-то рвался, но мне не позволили. В начале восьмидесятого года стало известно, что советские войска вошли в Афган, от училища запросили двух офицеров, и я вызвался. Два года я отслужил в Афгане, после него я не вернулся в Одессу, как хотел, а уехал служить в Уральский военный округ, разъезд Еланский. Вокруг тайга, посередине наша дивизия. Пробыл я там недолго, года полтора, хотя оттуда раньше, чем через десять лет, никто не выбирался. Меня разыскал мой командир, с которым я служил в Афгане, поднял на уши всю Одессу, весь Советский союз. Благодаря ему я не остался на Урале, а уехал служить в Германию. Срок службы в Германии был пять лет, отслужив, я, наконец, вернулся в родной город.

– А как Вы начали артистическую карьеру?

– А я ее и не прекращал никогда. Дело в том, что мои родители – актеры. Мать – ведущая актриса Украинского театра, заслуженная артистка Украины Екатерина Лозовая, а отец работал в ТЮЗе. Надо сказать, что отец немного не то выбрал. Ему следовало идти в разговорный жанр – это ему великолепно удавалось. Так что семья у меня артистическая, и на сцену меня вынесли впервые когда мне было три года. Шел спектакль «Гайдамаки» с огромной массовкой и Николай Слезка, народный артист Украины, взял меня на руки, надел на меня какую-то хламиду и вынес на сцену. То есть был не первый выход – а первый вынос на сцену!

– Какой выход был первым из запомнившихся?

– Наверное, в школьных спектаклях. Я заканчивал сто шестнадцатую, этой школы нет давно, она была на Лизогуба, сейчас там какой-то техникум, кажется. Школа уникальная – единственная в Одессе экспериментальная школа, в которой были исключительно девятые и десятые классы. Те, кто оканчивал восьмилетку, могли по собеседованию попасть в сто шестнадцатую. В основном классы были с физико-математическим уклоном, один с биологическим и один с литературным. Я пошел в литературный класс. Наша школа была чем-то похожа на макаренские общины: самоуправление, раз в год устраивали общешкольное собрание, на котором любой мог встать, пожаловаться на завуча – и завуча на второй день не было! Если брать мое поколение, то все наиболее значимые и интересные люди Одессы – из сто шестнадцатой. Беда в том, что многие из них уехали. Алька Филимонов, Яша Левинзон… Я – в девятом литературном, они – в десятом физико-математическом.

Поскольку мы были литературным классом, все школьные спектакли «висели» на нас. То есть, по сути – я никогда не переставал быть артистом. Я в Афганистане создал солдатский театр миниатюр. Мы объездили с ним весь Афганистан. «Правда» писала про этот театр.

– Когда Вы выступаете – Вы задействуете еще кого-то? Музыкантов? Театральных актеров?

– Нет. Что касается других артистов, приглашенных на банкет – это дело хозяев. Мне привлекать кого-то еще не интересно. В одной и той же компании я могу подряд провести три банкета – и все они будут разные. Правда, если меня приглашают провести мальчишник, понятно, что я предложу стриптиз. Есть ситуации, когда необходимо предложить актеров, которые могут сделать то, чего не сделаю я или мои леди. Я предпочитаю номера, когда нужно вытянуть пару гостей из зала, чтобы они находились вместе с нами на сцене и участвовали в представлении. Я привлекаю зрителей, но так, чтобы каждый вписался в номер. Вот это интересно.

Мне часто говорят, что ведущий напрягает публику, мол, висит на ушах, поесть не дает. Я говорю на порядок больше, чем любой ведущий, но я умею говорить. И после выступления ко мне часто подходят и благодарят. Вопрос в том, что говорить, как говорить и когда говорить. Напрягает не тот артист, который много говорит, а тот, который не умеет это делать правильно.

Я – один из немногих артистов в этом городе, которого зовут выступать в другие города. За последние полгода я выступал во Львове, в Черкассах, в Донецке, Москве, на Кипре, в Анталии… Очень понравилось работать на Кипре, там я встретился с московскими бардами, о которых знал только понаслышке: Скляром, братьями Кочетковыми. В июне я снова еду в Анталию провести юбилей. Оказалось, что в любом другом городе работать легко, легче, чем в Одессе. Повсюду до сих пор ценится одесский колорит, а мне его даже играть не нужно, я в этом родился и вырос. Публика в других городах этим колоритом не избалована в той степени, в какой избалована Одесса. Но я многим, кто зовет меня выступить в других городах, отказываю, потому что это может привести к тому, что меня забудут тут. Потому что чтобы поехать на работу к одному заказчику туда, приходится отказать трем здесь.

– Чтобы пригласить Вас провести торжество – за какой срок к Вам нужно обратиться?

– Это непредсказуемо.

– То есть, Вам можно позвонить и сказать: «Завтра – надо»?

– Я могу быть свободен, но, нет, «завтра» я не пойду, я не успею подготовиться.

– Сколько дней требуется на подготовку?

– При наличии всех данных, которые мне нужны – хотя бы двое суток.

– Какие данные нужны обязательно?

– Первое – все, что касается виновников торжества, так как номера, песни и монологи пишутся конкретно для каждого торжества. Второе – это то, что мне необходимо знать о людях, которые будут говорить тосты, потому что я всегда даю кому-то слово эпиграммой. Я считаю, что недопустимо просто сказать: «Слово предоставляется близкому другу семьи Васе!» К каждому банкету мне нужно написать два с половиной десятка эпиграмм. Конечно, существуют какие-то шаблоны, но проще написать что-то заново, потому что имена разные, и рифма исчезает.

– А как часто Вам приходится присутствовать на выступлениях других артистов? Вы ходите в театр, на концерты?

– Разумеется, но беда в том, что по выходным я работаю, а большинство спектаклей, особенно, гастрольных, как раз по выходным. Хочешь вырваться – ан, нет.

– Куда Вам удалось вырваться в последний раз?

– Я примерно раз в три месяца работаю в Москве, и в последнюю свою поездку я был во МХАТе, смотрел Островского, «Бешеные деньги».

– Вы устраиваете праздники другим – а кто устраивает праздники Вам?

– В прошлом году у нас с женой был юбилей, мы родились в одном месяце с разницей в пятнадцать лет, поэтому каждые пять лет у нас обоих юбилеи. Год назад мы решили устроить праздник в день ее рождения. Я взял ведущего, который сначала сказал: «Извините, я не пойду! Я боюсь!» Я его уговорил, обещал, что помогу. Он вел с микрофоном, а еще один микрофон лежал возле меня. Ну, не лежал, конечно, был почти все время у меня в руках. То есть, не смотря на то, что ведущий справлялся великолепно, все равно я сам вел наш с женой юбилей. Потому что то, что я могу сказать о присутствующих, сказать ни один ведущий себе не позволит. Это одно из моих качеств: через час после начала банкета любого уровня, я перехожу на ты со всеми, и люди считают меня своим. У меня масса друзей из тех, чьи торжества я когда-то вел.

– Многие говорят, что если бы в сутках было еще хотя бы пятнадцать часов, им их, наверное, хватило бы: на чтение, на кино, на музыку… Если бы у Вас было еще пятнадцать часов в сутках, на что бы Вы их потратили?

– На это (Сергей кивает на написанную и изданную им книгу стихов и басен для детей с великолепными иллюстрациями, которые выполнила двенадцатилетняя школьница).

– Почему именно детские книги?

– Потому что это сложно. Для взрослых писать на порядок легче. И я очень люблю детей, у меня их трое. К тому же меня просто убивает то, что наше общество делает с русским языком. Язык – это отражение истории народа. В своей книге я в каждой басенке, в каждом стихотворении пытался вставить несколько вышедших из употребления слов, чтобы каждый ребенок, который их прочтет, повернулся к папе и спросил, что это такое. А спросив, узнал бы малую часть истории своей страны.

– Какая Ваша любимая детская книга?

– «Конек Горбунок». Объясню, почему. Думаю, что Александр Сергеевич Пушкин, прочитав в зрелом возрасте это произведение, сказал: «Неужели в России появился сказочник? Настоящий». Парадокс в том, что это единственная вещь Ершова, его прозрение. Я балдею от слога, да, от всего! Кроме того, я в детстве зачитывался «Карлсоном». Мне было немного проще, чем остальным, потому что у меня дома, благодаря отцу, была одна из лучших библиотек города Одессы. Дома в буквальном смысле могло не быть, за что купить еду, а отец мог, получив зарплату, завернуть на книжный рынок и всю ее оставить там. После его смерти я встал перед дилеммой: или книги будут пылиться на полках, или они принесут кому-то пользу. Половину я подарил школьной библиотеке, в которой учится мой младший сын. Конечно, «самое-самое» я оставил.

– Какое кино Вы смотрите?

– У меня часто нет на это времени. А если и есть, то сын меня тянет в кинотеатр. Поэтому последними были «Пираты Карибского моря».

– Как Вы думаете, кем Вы были в прошлой жизни?

– Мне сказали, что в прошлой жизни я был женщиной. Уже этого мне было достаточно, и дальше я слушать не стал!

Вот такой я подполковник Советской армии! Надо сказать, прожил я интересно, вкусно. Я люблю охоту, люблю рыбалку, я жену сделал охотницей.

– Кто Ваша жена по профессии?

– Модельер, она шьет одежду, в том числе иногда и мне. На мою фигуру сшить одежду очень сложно, поэтому я пользуюсь услугами главного портного Оперного театра.

– Если у Вас есть свободное время – что Вы делаете?

– Если у меня есть два свободных дня – я уезжаю из Одессы. Я еду на Кинсбурскую косу, на Тендровскую косу, в Вилково. Я совмещаю приятное с полезным: солнце, воздух, рыбалку и отдых. Рыбалка – это такие эмоции, такой адреналин!.. Каюсь, в отношении пейзажа или видов я совершенно приземлен. Не могу ходить по Праге, мне это быстро надоедает. А вот когда я вытаскиваю вот такого катрана – за это я отдам три Праги!

- интервью вела Елена Ковалевская

Комментарии

Города

Feliks Shinder

Bogachenko

kulik

Mario

JamBand

derishele

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
г.Одесса
По вопросам размещения информации на шоу-портале Microfon Вы можете связаться с нами по телефонам:
+38 (063) 996-73-63
+38 (097) 302-44-93
Все прямые контакты для связи с ведущими, артистами и другими участниками шоу-индустрии размещены на их персональных страницах
elena@microfon.com.ua
ГОРОДА УКРАИНЫ

Форма обратной связи

Оставьте Ваш телефон и мы перезвоним
Вам в ближайшее время.

Ваши данные в 100% безопасности и
не будут передаваться третьим лицам
 

Произошла ошибка

Произошла ошибка, попробуйте заполнить и
отправить форму снова.

 

Спасибо за заявку

В течение ближайшего времени
наши менеджеры свяжутся с Вами!